Преимущество неспешного зрения

Преимущество неспешного зрения

Выставка экспонировалась в Выставочном зале Союза художников Махачкалы и была посвящена теме трудного сопряжения национальных традиций с желанием быть в согласии с современным миром. Экспозиция напоминала дагестанский ковер килим и состояла из нескольких независимых, но связанных единым лейтмотивом проектов. Обнимали пространство видеоэкраны с портретами дагестанцев, пейзажами и национальными обрядами. Таус отваживается быть критичной и ироничной в отношении к, казалось бы, навеки установленным социальным стереотипам. Например, маскулинность социума художница показывает в виде гряды гор, которые при ближайшем рассмотрении оказываются изображением красивых кавказских носов. Для Дагестана такая критическая позиция поистине революционна.

Махачкала, расположенная между Каспийским морем и горным хребтом, занимает исключительно выгодное положение. Разнообразный рельеф местности, потрясающей красоты виды предполагают, что и архитектура будет соответствовать богатству природы. Однако советские и постсоветские безликие коробки блокируют перспективы, делают ландшафт города дискретным. Подобные разрывы проецируются и на ситуацию художественной жизни Махачкалы.

В городе лишь одна галерея современного искусства с символическим в данном случае названием — Первая. И расположена она даже не в Махачкале, а в примыкающем городе-сателлите Каспийске. В отличном ротондальном пространстве галереи с окнами, выходящими на берег Каспийского моря, показывают всех новых художников Махачкалы, в числе которых Александр Сергеев, Артем Гапуров. Сергеев — живописец неоэкспрессионист. Гапуров работает в разных жанрах, в том числе с фотоинсталляцией. Творчество этих и других молодых махачкалинцев располагает к неспешному рассматриванию. Преимущество такого рассматривания, пожалуй, самое ценное, что имеется в арт-среде Республики Дагестан. Максимально начинаешь его ценить, познакомившись с творчеством династии махачкалинских художников Августовичей. Алексей Августович учился в московской изостудии рабочей молодежи у Кибрика, также в Московском институте изобразительных искусств (теперь Суриковском), работал в Крыму. В 1941-м состоял в народном ополчении, после войны работал на Колыме (!) в геологической партии. Лишь в возрасте сорока одного года, в 1955-м, переехал в Дагестан. Галина Конопацкая училась в Москве, в институте изобразительных искусств, где и встретилась с Алексеем Августовичем. Во время войны Галина Павловна была эвакуирована в Елабугу, в 1943-м вернулась в Москву и ставила спектакли в Театре кукол Сергея Образцова. Потом поехала за мужем на Колыму, где у них родился Юрий Августович, ныне активный продолжатель династии.

Их творчество чрезвычайно многообразно. Если собрать все работы вместе, то сначала впечатление может быть отрицательным: какофония. Однако в неспешном общении с работами каждого представителя династии начнешь глубоко чувствовать: вот она, подлинная жизнь традиций, они творят для того, чтобы находиться в живом диалоге с миром и историей искусства. Присутствующие в картинах художников династии реминисценции и «бубновых валетов», и символистов, и реалистов, и «сурового стиля», и экспрессионизма доказывают жизнеспособность, животворность этих стилистических традиций. Примером в высшей степени актуального искусства Дагестана предстал проект Музея истории города Махачкалы, созданный ее директором Заремой Дадаевой. Зарему можно назвать настоящей подвижницей в современной культуре Махачкалы. Приняв музей с минимальным количеством экспонатов, Зарема создает в нем такие экспозиции, которые можно назвать лучшим contemporary art. Наряду с использованием современного языка коммуникации, они заряжены мощной и искренней энергией сострадания. Вот пример: видеоинсталляция 9 мая 2009 года «Я погиб за Родину». В ее основе республиканская Книга памяти, включающая имена более чем 95 тысяч дагестанцев, не вернувшихся с войны. По предложению Заремы книга была переведена в видеоформат, информация о каждом солдате проецируется на экран персонально. В круглом зале музея города были только экраны с меняющимися текстами о каждом из 95 тысяч героев. Информация транслировалась круглосуточно, под звук метронома. И эта минута памяти длилась семь дней и ночей (168 часов до последней фамилии). Одновременно проект переместился в город, где на электронных мониторах проецировались имена погибших за Родину дагестанцев. Многие останавливались и читали-читали-читали. Находили своих родственников, обращались в музей к Зареме... Так искусство связывает судьбы. И история продолжается.